Съела свою лошадь: теперь 18-летнюю Пию ненавидит весь мир (NRK, Норвегия)

Ее угрожают убить или называют бессердечной психопаткой. Она съела свою лошадь по имени Стремительная. Она ни о чем не жалеет и считает, что бурная реакция многое говорит о современном обществе.

«Пожалуй, из всех 18-летних в мире меня ненавидят больше всего».

Неделю назад Пиа Ольден (Pia Olden) из Трённелага запостила в Фейсбуке фотографию, после чего на нее и посыпались угрозы и сообщения, полные ненависти. И не только на норвежском. Русский, французский, испанский… Список длинный.

На фотографии — порция мяса. На тарелке лежит кусок ее лошади по имени Стремительная.

«Многие пишут, что я психопатка, что, как они надеются, у меня никогда не будет детей и что меня надо лишить права держать животных», — сообщает Ольден.

По ее словам, ее выставили хладнокровным убийцей

Британская Daily Mail и американская New York Post написали о 18-летней девушке, съевшей свою лошадь.

«В газетах я прямо-таки хладнокровный убийца, который однажды проголодался, пошел в конюшню и прикончил лошадь», — замечает Ольден.

Она подчеркивает, что на самом деле все было не так. По словам Ольден, у лошади была травма. Вылечить ее было невозможно, избавить животное от боли — тоже. Оставался единственный выход — усыпление, говорит хозяйка лошади.

«К сожалению, лошадь пришлось усыпить, а поскольку лекарств она получила немного, ее мясо можно было употребить в пищу. Это был нелегкое решение. На бойню я приехала вся в слезах, там я все время плакала, и по пути домой тоже».

Ей кажется, что ее неправильно поняли

Ольден, которая, кстати, учится на повара, считает, что все сделала правильно.

«Я знаю, что приняла правильное решение — позволила лошади принести пользу и после смерти. Мне казалось неправильно просто ее закопать или выбросить — столько высококачественного мяса».

КонтекстВетеринар оперирует лошадь в школе Еврейского университета ветеринарной медициныНет, с лошадьми спать нельзяSvenska DagbladetФинны осваивают якутскую кухнюHelsingin Sanomat

18-летнюю девушку испугала всеобщая реакция. По ее мнению, это истинное лицо современного общества. Ей кажется, что ее не так поняли.

«Типа нельзя есть свою лошадь и выкладывать снимки в Фейсбуке. Но почему фотки тако — это нормально, а я не могу запостить свой стейк?» — задается она вопросом.

Несмотря на возмущение пользователей по всему миру, Ольден стоит на своем, что касается фотографий лошадиного стейка в соцсетях.

«Ни о чем не жалею. Вся эта шумиха больше говорит о сегодняшнем обществе, чем обо мне».

Почему есть лошадь — табу?

«Употребление в пищу конины считалось в Норвегии табу с давних времен», — объясняет исследовательница Аннекен Бар Бугге (Annechen Bahr Bugge).

Она изучает пищевые традиции норвежцев и написала об этом книгу «Бедняки, крестьянские девушки под покровом и богатые рыцари».

Бар Багге имеет в виду, что лошадь стала «несъедобной» в результате нашего к ней отношения и нашего восприятия.

«Сама по себе лошадь так же съедобна, как и, скажем, свинья. Но понятия съедобного и несъедобного зависят от того, к какой культуре вы принадлежите».

В межвоенный период писательница и культурный работник Хульда Гарборг (Hulda Garborg) с несколькими соратниками пыталась убедить норвежцев употреблять в пищу конину.

Хотя лошади — сельскохозяйственные животные, их почти никогда не съедали, когда они больше не могли работать.

«Вот почему в период Второй мировой войны люди часто обменивались животными с соседями. Многим было сложно убить и съесть собственную лошадь, свинью или кролика».

Бар Бугге ознакомилась со случаем Ольден и называет ее прогрессивной.

«Мы стали больше задумываться о рациональном питании, и с этой точки зрения решение Ольден великолепно. Она сделала лошадь едой, вместо того чтобы позволить ей гнить и превращаться в отбросы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *