Добыча каменного угля в России: вкалывать на немецкие электростанции (Deutschlandfunk, Германия)

Постоянную пыль было трудно переносить. Но теперь в конце Малинного переулка, там, где свалка близлежащего карьера образовала целые холмы, под землей еще и тлеет пожар. Содержащийся в ней уголь воспламенился и тлеет под землей. Визуально это незаметно, но в воздухе ощущается сладковатый запах. Тлеющий пожар, по словам жителя Виталия, заметили в конце мая.

«От забора нашего дома до мусорной ямы всего 15 метров. Было много пыли, черной пыли. На следующее утро я проснулся и почувствовал себя будто с похмелья. Как будто отравился. Кружилась голова, и тошнило. В последующие два дня я чуть не умер».

Из-под земли выделяются ядовитые газы. Власти произвели замеры уровня загрязнения воздуха, однако сделали так, чтобы они ничего не показали.

«Во-первых, они пришли, когда шел дождь. Конечно, тогда лучше. Во-вторых, в тот момент никто не работал на шахте. Они поставили свой автомобиль на ветру и затем провели измерения — все было в норме».

Власти даже заявляют, что жители сами виноваты в пожаре, поскольку незаконно выбрасывали мусор, который теперь горит.

Там, где дождь превращается в пар

Сегодня серый дождливый день, яркие листья предвещают короткую сибирскую очень. Если взглянуть на холмы в шахтерском городе Киселевске, видны места, где дождь превращается в пар. Это тоже тлеющие пожары. Зимой там тает снег. А там, где он остается лежать, снег становится черным из-за угольной пыли.

Город Киселевск возник вокруг угольной промышленности, сегодня в нем проживают около 90 тысяч человек. Почти каждый работает с углем. Его добывают в девяти шахтах, с которыми граничат многие поселки. По закону минимальное расстояние от населенного пункта до шахты должно составлять один километр, но зачастую оно меньше. Много лет на это указывают экологи из группы «Экозащита».

КонтекстСортированный уголь на складе обогатительной фабрикиGazeta Wyborcza: Москва готовит угольную экспансиюGazeta WyborczaЭкологическая катастрофа в СибириИноТВИТМедленная смерть в СибириBirgünКогда Виталий с соседями уже практически не могли дышать, они написали в городскую администрацию. Но никто не отреагировал. Затем они сняли видео и разместили его на Ютубе.

В нем они просят убежища в Канаде. Это крик о помощи, рассказывает местная жительница Ирина Никитина, мать двоих детей.

«Цель видео — не покинуть страну, а чтобы наше правительство обратило внимание на нас, на то, где живут люди, живые люди».

Сначала, казалось, они добились успеха: в регион внезапно приехал губернатор и пообещал скорейшее переселение.

«Но когда губернатор уехал, все снова закончилось, никакой речи о переселении», — рассказывает Виталий.

В городе нет точных статистических данных об онкологических заболеваниях, но многое говорит о том, что заболеваемость явно превышает средние показатели, сообщает Наталья Зубкова, одна из немногих независимых журналистов в Киселевске.

«В основном это рак кожи и легких из-за ядовитых паров фенола. На примере знакомых могу сказать, что в каждой семье есть случаи рака. У нас это был дедушка, он уже умер. Поражены были почки, желудок и щитовидная железа. Есть случаи, когда у детей в возрасте до года возникает рак печени. Их матери становятся донорами, отдают часть своей печени».

Зубкова родила двоих детей с поражениями печени.

Администрация Киселевска ничего не хочет знать об этом. Мэр Максим Шкарабейников вместо этого рисует картину процветающего привлекательного города.

«Я даже не понимаю, о чем вы спрашиваете, о каких экологических проблемах. Город находится в центре Кузбасса, и большая часть города развивается там, где проходит строительство, где возникает социальная инфраструктура».

Бесплатные социальные услуги для шахтеров

Угольные предприятия соблюдают нормы по расстоянию до населенных пунктов и городских районов, городская администрация контролирует это, заверяет он. Кроме того, за последние три года было построено 2 тысячи домов для переселенцев за счет федерального и регионального бюджетов, а также предприятий, отмечает мэр.

«А в этом году мы уже переселили людей в 320 домов. Это цифры не только по Киселевску, а по всему региону».

Кроме того, шахтеры и члены их семей могут претендовать на бесплатные социальные услуги, отдых на море и дополнительные выплаты. Об этом также говорится в ответе добывающей компании на запрос телеканала. Жители Малинного переулка возражают — услуги получает лишь небольшой круг людей.

Они никуда не могут переехать. Ни в Канаду, ни в другие российские регионы, рассказывает мать двоих детей Ирина.

«Мы бы переехали, хотя бы в другой город. Исключительно ради детей. У них здесь нет будущего».

Но на переезд нет денег. Семьям приходится выживать на 500-600 евро в месяц. А скоро снова начнется отопительный сезон. Дома отапливаются углем, а его приходится покупать. За зиму на уголь уходит примерно 300 евро.

Снаружи, где под землей тлеет свалка, некоторое время гудит компрессор. Это попытка потушить тлеющий пожар сначала водой, а потом азотом. Но в Киселевске есть и другие угольные пожары, которые тлеют уже на протяжении десятилетий, и никто уже и не вспомнит, из-за чего они начались.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *