Carnegie Moscow Center (Россия): пока Брюссель не смотрит. Как изменит Польшу и Европу новая победа Качиньского

Победа Качиньского даже удобна для Брюсселя. В отличие от Орбана он не особенно активен во внешней политике, не размахивает своим правом вето и не собирает международных коалиций для свержения старой брюссельской элиты. Польше можно приписать разве что излишнюю любовь к США, но пока это не считается в Европе большим грехом. Зато национал-популисты у власти в Варшаве дают Брюсселю уважительную причину для того, чтобы радикально урезать размер европейских субсидий для Польши в следующем бюджетном цикле 2021-2027 годов

Выиграть выборы с таким запасом, чтобы формировать правительство в одиночку; продержаться у власти весь положенный срок, а потом опять уверенно выиграть и сохранить власть в своем полном распоряжении. Подобное развитие событий может показаться обычным делом для некоторых стран, но никак не для Польши, в истории которой такого никогда не было и не предвиделось.

Тем более невозможно было представить, что это удастся Ярославу Качиньскому — политику, которого еще 10 лет назад списали в польские Зюгановы. В вечные оппозиционеры, обреченные бессильно сидеть где-то там в углу Сейма благодаря голосам деревенских бабушек, далекие от реальной власти, как от Меркурия. Но то было 10 лет назад, а сегодня некогда правившие польские либералы и социал-демократы радуются уже тому, что Качиньский и его партия «Право и справедливость» не смогли выполнить свою программу-максимум и получили в парламенте только простое, а не конституционное большинство.

Однако эта радость вскоре может обернуться серьезными проблемами, потому что в партии Качиньского действительно разочарованы тем, что они лишь немного улучшили свой результат по сравнению с прошлыми выборами. При такой благоприятной ситуации и внутри страны, и во внешней политике они явно рассчитывали на более оглушительную победу.

КонтекстЛидер правящей партии Польши Ярослав КачиньскийВыборы в Польше: какой результат устроит Украину (Апостроф)АпострофНП: почему Польша участвовала в разделе ЧехословакииНовая ПольшаВыборы в Польше: оттепели в отношениях с Россией не будет (Baltnews)Baltnews.lt

Их вывод из случившегося предсказать нетрудно: раз хорошими делами прославиться нельзя, придется всерьез взяться за СМИ, суды, избиркомы и местное самоуправление. Следующие выборы в Польше явно пройдут в условиях, куда менее благоприятных для правящей партии, а значит, готовиться к ним надо начинать уже сейчас, когда популярность на пике, а контролеры из Брюсселя заняты сменой Еврокомиссии и прочими внутренними разборками.

Сила в простоте

Разочарование Качиньского из-за недостаточно оглушительной победы действительно можно понять, потому что четыре года его правления вопреки ожиданиям оказались для Польши на удивление успешными. Одинокий пожилой мизантроп со слабым здоровьем, тяжело переживший смерть матери и гибель брата, — казалось, пик его политических успехов остался далеко позади, где-то в начале 2000-х. Что этот провинциальный консерватор может предложить современной европейской Польше, где стремительно модернизируются и нравы, и экономика? Оказалось, что очень многое — уж точно куда больше, чем те, кто спешил хоронить его карьеру 10 лет назад, а теперь сами выглядят как динозавры из далекого прошлого.

Придя к власти в 2015 году, Качиньский сразу отказался играть по правилам своих куда более образованных и космополитичных предшественников. И во внутренней, и во внешней политике он действовал максимально просто. Но своими решениями он настолько точно попадал в базовые черты польскости, что их невозможно было критиковать ни слева, ни справа, потому что такая критика выглядела бы как критика не Качиньского, а польской нации.

Сейчас в парламент, помимо «Права и справедливости», прошли еще четыре партии самых разных взглядов — от социал-демократов через либералов до ультраправых. Но все они в ходе кампании были вынуждены заверять избирателей, что продолжат политику Качиньского по основным направлениям, пускай и с небольшими поправками. Потому что без этих заверений они бы выглядели антинародной кликой.

Взять, например, главные шаги кабинета Качиньского в социальной сфере: пособие 500 злотых (около 8000 рублей) на ребенка, снижение пенсионного возраста, который подняли предшественники, повышение пенсий и программы поддержки сельских жителей. Такие меры, с одной стороны, создают огромную базу лояльных сторонников, увидевших от государства живые деньги. А с другой — ставят в шизофреническое положение оппозицию, которая вынуждена одновременно критиковать правительство за популизм и безответственное обращение с бюджетом и тут же обещать все эти программы сохранить, потому что они слишком популярные.

Даже бизнес, который теоретически мог бы ужаснуться такой чавистской раздаче бюджетных денег, на деле доволен, потому что рост социальных расходов расширил внутренний спрос и польская экономика растет по 4-5% в год, чуть ли не быстрее всех в Европе.

Успехи где надо

То же самое во внешней политике. Ее качество и проработанность при Качиньском сильно снизились по сравнению с предыдущими правительствами. Сорокамиллионная Польша в международных отношениях сейчас ведет себя так, как будто это всего лишь еще одна прибалтийская республика. Но это легко компенсируется очевидными успехами на тех немногих направлениях, которые польское общество считает основными, — в отношениях с США и в снижении зависимости от российского газа.

Статус главного союзника Трампа в Европе — это такой успех, за который оппозиция не может критиковать «Право и справедливость» просто из чувства самосохранения. И отрицать его тоже невозможно. Да, Форт-Трамп задерживается, но вовсю идут закупки новых американских вооружений, был официальный визит Трампа в Польшу, два визита польского президента Дуды в Вашингтон, американцы провели в Варшаве антииранский саммит по Ближнему Востоку, на 80-летие начала Второй мировой приезжал вице-президент Пенс.

А если кому-то всего этого мало, то прямо перед выборами случилось эпохальное событие — американцы согласились отменить визы для поляков. Решение давно назрело, и от польского правительства зависело в последнюю очередь, но так совпало, что шаг, которого поляки ждали чуть ли не со времен Рейгана, был сделан именно при Качиньском.

Успехи со снижением зависимости от российского газа тоже построены на удачных совпадениях, но кого волнуют детали. Терминал для сжиженного газа в Свиноустье построили еще при предыдущем правительстве, но активно поставлять туда газ начали уже при кабинете «Права и справедливости». Проект газопровода Baltic Pipe из Норвегии в Польшу обсуждают уже лет двадцать, но именно при Качиньском начали заключаться предметные соглашения с инвесторами и появились европейские субсидии.

На этом фоне не важны неудачи на остальных направлениях. Польского избирателя мало волнует конфликт с ЕС из-за судебной реформы и верховенства права. Потому что ЕС — это немцы, а под немцев прогибаться нельзя, так что там и положено быть проблемам. То же самое можно сказать и о полном бездействии в отношениях с Россией — если бы правительство «Права и справедливости» пыталось как-то развивать эти связи, то это скорее навредило бы их популярности.

Для взаимного удобства

Простые, но яркие успехи внутри и вовне легко отодвинули в тень деревенский консерватизм Качиньского и его партии, который хорошо работает для ядерного электората, но уже мало приемлем для большей части польского общества. Пятьсот злотых на ребенка и безвиз с США оказались неуязвимы для педофильских разоблачений в костеле, проблем с экологией и критики разных богемных умников, вроде режиссера Павла Павликовского и писательницы Ольги Токарчук, получившей на днях Нобелевскую премию.

Однако в руководстве «Права и справедливости» не могут не понимать, что эти выборы прошли для них при чрезвычайно благоприятных обстоятельствах, которые вряд ли повторятся в следующий раз. Поэтому первоочередные задачи нового-старого правительства Польши вполне предсказуемы: завершить переделку судебной системы под себя, приструнить самые активные оппозиционные СМИ, усилить контроль над местным самоуправлением и избиркомами.

Сделать это раньше мешало прежде всего давление Брюсселя. Придя к власти в 2015 году, Качиньский и его соратники поначалу чувствовали себя не слишком уверенно, не знали, сколько удержатся у власти, поэтому сильно торопились и совсем уж нагло игнорировали процедуры и формальности. Это сделало их легкой мишенью для критики из Брюсселя. В результате в конце 2017 года Польша оказалась первой страной Евросоюза, против которой начали процедуру по седьмой статье о нарушении базовых ценностей ЕС, что грозит ей лишением права голоса в Европейском совете. Даже против Венгрии, где ситуация с демократией и верховенством закона значительно печальнее, такую процедуру инициировали на год позже, только осенью 2018-го.

© REUTERS, Grzegorz Celejewski/Agencja Gazeta via REUTERS
Члены избирательной комиссии во время парламентских выборов на избирательном участке в Гливице, Польша

С тех пор польское руководство многому научилось, а стареющий Качиньский куда охотнее делегирует исполнение молодым специалистам. Поэтому можно не сомневаться, что новые попытки польских властей подчинить судебную систему и СМИ будут куда деликатнее прошлых и уже не дадут Брюсселю таких простых формальных оснований для вмешательства.

Да и у самого Брюсселя сейчас гораздо меньше желания вмешиваться во внутренние конфликты Польши. Главного брюссельского борца с польскими правыми Франса Тиммерманса перевели на вопросы экологии. Новая глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен с трудом смогла избраться на этот пост именно благодаря голосам «Права и справедливости» в Европарламенте. У Еврокомиссии сейчас и без Польши хватает проблем с утверждением нового состава. Да и претензии, которые предъявляют польским властям, с тем же успехом можно предъявить Румынии, Венгрии, Чехии, а ЕС сейчас явно не готов устраивать показательную порку всей Восточной Европы.

Победа Качиньского даже удобна для Брюсселя. В отличие от венгерского Орбана «Право и справедливость» не особенно активно во внешней политике, не размахивает своим правом вето и не собирает международных коалиций для свержения старой брюссельской элиты. Варшаве можно приписать разве что излишнюю любовь к США, но пока это не считается в Европе большим грехом.

Зато национал-популисты у власти в Варшаве дают Брюсселю уважительную причину для того, чтобы радикально урезать размер европейских субсидий для Польши в следующем бюджетном цикле 2021-2027 годов. Сейчас Польша — их крупнейший нетто-получатель, и урезать бы все равно пришлось, особенно после брекcита. Но при правящем Качиньском вынужденный шаг ЕС получит еще и высокое моральное оправдание.

Финансовое давление Брюсселя неизбежно заставит «Право и справедливость» еще глубже окапываться у власти внутри страны. Так что на следующих выборах в Польше вряд ли будет царить такое же буйство информационных войн, как сейчас, когда выпуски новостей на некоторых крупных телеканалах не отличить от агитационных роликов оппозиции. Но и превращение польской политики в копию белорусской или российской тоже невозможно.

Опыт Венгрии, где Орбан и его партия FIDESZ проиграли вчера выборы мэра Будапешта и еще 10 из 23 крупнейших городов, показывает, что пребывание в ЕС все равно вынуждает страны соблюдать минимальные приличия в области законности и демократии. А выходить из ЕС восточноевропейские национал-популисты, при всей своей критике Брюсселя, не готовы. Поэтому если не в следующий цикл, то через раз Качиньский неизбежно проиграет. Другой вопрос, что за это время он может успеть так глубоко вбить свои простые решения в польскую политику, что оппозиция будет отличаться от его партии разве что новыми лицами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *